kondratenk


Будьте реалистами, требуйте невозможного!


Previous Entry Share Next Entry
Нежданный привет из "Матросской Тишины"
kondratenk
Со мной продолжают происходить какие-то совершенно невероятные вещи. 
Вот и сегодня: пришёл отказ о возбуждении уголовного дела по факту облития зелёнкой после первомайской демонстрации.
Я убеждён, что не было сделано ничего, чтобы найти нападавшего - в т.ч. не был опрошен свидетель, видевший его лицо. 
Но это - так, из серии предсказуемого.
А из непредсказуемого - читайте дальше.


       Сегодня утром ко мне домой пожаловал майор полиции. Поводом для визита стало странное заявление некого Алексея Воеводина - петербургского неонациста и главаря неонацистской группы, осужденного на пожизненный срок за убийства по мотивам национальной ненависти. В своём заявлении, написанном в следственном изоляторе «Матросская Тишина» на чем-то вроде тетрадочного листка, Воеводин просит провести доследственную проверку в отношении меня, а также гражданского активиста Григория Фролова и бывшего координатора воронежского «Левого фронта» Вячеслава Завалина. Гражданин Воеводин просит привлечь нас к ответственности за то, что мы якобы «призывали к свержению конституционного строя» и распространявших листовки «Смерть Путину» на митингах за честные выборы и на акции памяти Маркелова и Бабуровой. Однако откуда осужденный в июне 2011 года и всё это время находившийся в СИЗО петербургский неонацист Воеводин знает наши имена и то, на какие митинги мы ходили – остаётся загадкой.

 Я пояснил полицейскому, что не имел счастья быть знакомым с гражданином Воеводиным, в глаза не видел листовку «Смерть Путину» и никого никогда не призывал к свержению конституционного строя (чего не замечал и за своими знакомыми – Григорием Фроловым и Вячеславом Завалиным). Да, мы действительно были участниками согласованных уличных акций за честные выборы в Воронеже и пикета памяти убитых Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Характерно, что тогда у полиции никаких претензий к нам не было. Однако сама комбинация имён в заявлении осужденного неонациста показалась мне неслучайной: именно в таком составе мы возвращались с пикета памяти Маркелова и Бабуровой 19 января 2012 года, когда сзади на нас напали неизвестные, «выкрикивая неонацистские лозунги», как было сказано в уголовном деле, заведенном по факту нападения.

Конечно, сидеть на пожизненном сроке в тюрьме очень скучно. Можно на досуге написать на кого-нибудь вот такое заявление (и уголовная ответственность по статье «Заведомо ложный донос» не страшна, к пожизненному не прибавить лишних лет). Было ли написано заявление под давлением? Почему полиция не опросила Воеводина на месте, в СИЗО, а дала ход бессмысленному заявлению и заставила целого майора приехать ко мне домой и брать объяснения? Почему вместо этого не расследуется нападение 19 января (я уверен, что полиция не потрудилась сделать ничего, даже – снять записи с ближайших камер наружного наблюдения) и в ночь на 5 мая, накануне Марша Миллионов, когда неизвестные в масках напали на меня из какой-то тёмной подворотни.

Во всей этой истории со странным заявлением, у которой, надеюсь, не будет продолжения, а только счастливый, скорый и благоразумный конец, есть нечто кафкианское. Когда радикальный неонацист, за плечами которого серия убийств и руководство целой боевой группой, обвиняет тебя в призывах к свержению конституционного строя – это чего-то стоит, да.  


  • 1
(Deleted comment)

Re: Что вижу...

не хочу говорить очевидные вещи, но есть только два варианта.
причем надо иметь в виду, что обычно подобные заявления просто не выходят за стены СИЗО.
грубо говоря, на разных этапах его (заявление) могли бы вполне законно затормозить, но не сделали этого.
почему? потому что есть политическая воля двигать его дальше.

Это даже уже не Кафка, это уже Босх.

Здравствуйте!
Насколько я помню, единственное упоминание Путина на том воронежском пикете памяти С.Маркелова и А.Бабуровой 19-го января было на моём плакате (конечно, вовсе не "Смерть Путину!", а чуть-чуть помягче: "Путина и его гэбистскую бригаду - долой!"), и лишь ко мне тогда подходила полиция с претензиями. Впрочем, формально я там проводил как бы "одиночный пикет", отойдя метров на 10 или 20 от остальных пикетчиков по просьбе их организаторов (которым мой антипутинский плакат показался не соответствующим теме пикета). Да и претензии полиции ко мне тогда довольно быстро прекратились, и я спокойно продолжал держать этот свой плакат...
Разумеется, я ничуть не возражаю, если вдруг при каких-то дальнейших объяснениях "правоохранителям" понадобится упомянуть, что на том пикете антипутинский текст был лишь на моём плакате.
Всем всего хорошего!
Дм.Воробьевский, редактор воронежской самиздатской газеты "Крамола" (её сайт: http://krrramola.narod.ru/ )

P.S. Сейчас я прочитал в Интернете кое-что довольно интересное про этого Воеводина. Хотя, конечно, я не могу быть полностью уверен в том, что это -- прилагаемое -- высказывание адвоката правдиво. Прилагаю и ссылку на соответствующий материал (это высказывание там расположено примерно между серединой и концом текста).
Всем всяческих успехов!
Дм.В.
-------


"...Кстати, интересная деталь: на последнем заседании адвокат Воеводина Жанна Чурилова, видимо, в качестве последнего «убойного» аргумента защиты предоставила суду некие документы, из которых должно было следовать, что Алексей Воеводин помогал отделу по борьбе с экстремизмом (Центр «Э») при ГУВД Петербурга… находить магазины, где продается экстремистская литература.

- У Воеводина есть благодарность от ГУВД, – настаивала адвокат, размахивая бумажными листами..."

http://www.online812.ru/2011/06/15/018/

сюр какой-то... правда.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account